Как добраться до Египта или квест «Семь кругов Домодедово» | Paradise Travel Туры по миру

«Что такое Египет и, как с ним бороться?» — как возмутила меня эта не в контексте оброненная фраза моего брата… Почему бороться, и самое главное: Зачем? Естественно ответа не последовало. Логично, да и вообще мнение моих дражайших родственников по этому поводу было отчасти тождественно тому, о чем вещает СМИ: Египет — это страна сплошь населенная «коктейлем» из разгильдяев-взяточников. К тому же там все спят и видят, как заполучить именно российских туристов с целью опустошения их кошельков. В то же время, по заверению все тех же СМИ, Египет, вот парадокс-то, дружественная России страна. Наверное, именно поэтому мы никак не можем определиться, когда снова начать еще и «аэропортами дружить».

Откровенно говоря, я поражаюсь тому количеству слов, которые при освещении вопроса об открытии авиасообщения между Египтом и Россией могут использовать представители всевозможных российских ведомств! Это и ближайшие: момент, период, время обозримые: момент и будущее и т.д. и т.п. креативщики! Поэтому, когда в тысяча первый раз я услышала, что «авиасообщение с Египтом откроют в ближайшее время» — это означало, что на пятом месяце ожидания моему терпению пришел конец и ждать больше я не могу, да и смысла в этом ожидании не вижу, особенно если учесть, что живу я в Египте, а в России я оказалась, приехав на месяц-два навестить родителей.

Шератон. Хургада

Раньше, чтобы прилететь в Египет я спокойненько брала билет на прямой рейс Аэрофлота Москва – Каир ибо страсть, как не люблю я чартеры, вылетала из Шереметьево, и через 4 часа уже наслаждалась панорамой моего обожаемого Каира, но сейчас задачка стояла гораздо сложнее.

Выбираем стыковку до Египта

Ну, во-первых: какой транзитный пункт выбрать при перелете из Москвы, во-вторых: как сделать так, чтобы было удобно пересаживаться, ибо я лечу не из Москвы. Вариантов долететь до Каира было немало. Основные: AlItalia через Милан и Рим. По-моему мнению и по прошлому опыту полетов знаю летать этой компанией дороговато, и, что и сервис, равно как и мастерство пилотов должны стоить гораздо дешевле, чем установленный прайс на билеты. Был еще вариант лететь Turkish Airlines через Стамбул. У этой компании не плохие пилоты и сервис отличнейший! Ну, например, при стыковках более 11 часов или отель предоставляют с трансфером и питанием, или обзорную экскурсию. Но иногда так цены задирают, что и сервиса никакого не надо.

Остановилась на Иорданских авиалиниях. Очень уж удобный был вариант перелета, к тому же еще очень лояльные нормы провоза багажа. А это был решающий фактор ибо я страшная хапуга – никогда не получалось меньше 35 кг багажа. В общем, определилась я быстро, хоть и много негативного прочла про компанию, а лично нечего не знала о Royal Jordanian. Перед перелетом меня не покидало чувство тревоги, я очень нервничала, что обычно мне не свойственно. Я списала это отсутствие у меня достоверной информации о компании, чьими услугами я воспользуюсь. Чутье не подвело, повод понервничать был, но как же я ошиблась с причиной, вызвавшей во мне тревогу.

Сложности вылета в Египет из России

Улицы Хургады

По прибытию в аэропорт Домодедово, я получила свой багаж и не спеша (ой, зря я не торопилась), прогулочным шагом я направилась искать стойку регистрации Royal Jordan. А чего торопиться-то через два часа вылет, т.е. до посадки в самолет час двадцать чистого времени.

По сравнению с Шереметьево, Домодедово – это пригородный автовокзал. Табличек с указателями очень мало, один общий зал с кучей стоек. Где табло искать, где лифты располагаются, в которые, кстати, нельзя с тележкой заехать, в этом аэропорту для меня было загадкой. Где моя стойка регистрации, я определила по скоплению мужчин очень «бородатой» наружности и дам покрытых пестрыми хиджабчиками. Немного поиграв в тетрис с моими сумками-чемоданами, я сдала-таки большую часть багажа и зарегистрировалась на рейс. Уже почти налегке (ручная кладь около 11 кг и сумка только с ноутбуком) и почти расслабившись, я пошла на паспортный контроль.

Но тут то и начиналось все самое интересное. Предстала я перед окошком паспортного контроля. Очень миловидная сотрудница паспортного контроля попросила дать ей распечатку билета и снять обложку с паспорта, я, естественно, повиновалась и протянула документы. Далее началось пристальнейшее изучение штампов со всех страничек, а они, как не странно, все «египетские». Степень миловидности сотрудницы паспортного контроля резко убавилась. И началась просто «сказка». По поводу каждого штампа меня спрашивали, летала ли я в Египет и не через Шереметьево ли я возвращалась. Не разборчивые видимо надписи на штампах.

Следующим этапом было объяснение цели каждой из поездок. Сказать, что в Египте я живу, не имея ни копии легализованного брачного контракта, ни резидентской визы в паспорте – это только навлечь лишние подозрения. Оправдать мой интерес к посещению Египта только большой любовью к климату и историческому наследию я тоже не могла и рассказала, что у меня есть кузина, которая пятнадцать лет как замужем за египтянином. Тут же стали разбираться, кто такая эта кузина, почему именно за египтянином замужем и почему так долго.

Вопрос был, какое гражданство у моей воображаемой кузины. Затем, пограничница-паспортистка куда-то позвонила. Пришел высокий, устрашающего вида сотрудник все той же пограничной службы. Шепотом ему поведали информацию обо мне. Реакцией второго инспектора был тяжелый отпечаток задумчивости на лице и насупленные брови. Далее он взял мой паспорт, листочек, в котором было написано, куда и как я лечу. Он ушел, но не так на пару шагов, а вообще скрылся из виду. Далее я и потерявшая миловидность пограничница около 15 минут старались делать вид, что нам приятно находится напротив друг друга.

Красное море. Египет

За это время в соседнем окошке прошел контроль египтянин, имеющий российский паспорт и российскую же семью. Он тем же рейсом летел в Каир. Его так же спрашивали, почему он летит в Египет, почему именно сейчас не работает ли он в Египте и почему у него российское гражданство. Даже после неоднократно произнесенного им: «Я египтянин». Ему задали вопрос, на какие деньги он будет жить в Египте и у кого. Я стаяла и думала: Господи спасибо тебе за все и особенно, за то, что в руках дамы, которая сидит напротив меня побывал не мой старый загранник. А то там были помимо египетских виз и штампов еще Тунисские, Марокканские, Ливанские и Эмиратские.

Но тут мои размышления прервались, ибо вернулся суровый пограничник. О чудо! Он вернулся вместе с моим паспортом! С лицом, какое бывает у глубоко ушедшего в себя аутиста я минут 15 наблюдала, как сотрудники пограничной службы нервно перешушукиваются, и по очереди нервно на меня поглядывают. То еще ощущение. По обрывкам долетавших до меня фраз я поняла, что пограничники опечалены тем, что ни меня, ни кого-то на меня похожего нет ни в одной базе. Также ими коллегиально было вынесено предложение пробить информацию по моей кузине, но оно было отметено, ибо я указала, что она гражданка Украины.

Предполетный нервоз

Когда пограничникам наскучило обсуждать, как найти повод меня не пропустить, они вернулись к разговору со мной. Я, прилагая титанические усилия, изо всех сил старалась внешне сохранять просто-таки нордическое спокойствие. Заново ответила на все вопросы, обо всех визах и штампах в моем паспорте. Снова рассказала, к кому и зачем еду. И тут последовал вопрос, который меня ошарашил: «А папа с мамой в курсе, что вы из страны вылетаете?» Я ответила, что они в курсе и, что после моего 35 дня рождения мне позволяют выходить из дома одной. Зря я думала, что это было остроумно. Ибо тут же из уст высокого и сурового пограничника прозвучало предложение проследовать вслед за ним.

Набережная Хургады, Египет

Проследовали мы до двери, без каких-либо опознавательных знаков. Что за дверью – не известно. Мне указали на ряд кресел вдоль стены и велели подождать. Помимо меня перед дверью столпилось порядка 30 человек различной внешности, но в основном кавказцы и арабы, а также разнонациональные женщины, глядя на которых не возникает сомнений в их вероисповедании. Все летят в арабские страны. Ближе всего ко мне оказались два милейших аварца, кои поведали мне, что они летят в Дубай. «Как минимум планировали», — уточнил один из них. В течении последних 50 минут они пребывают в томном ожидании вердикта пограничной службы и своих паспортов.

Эта информация ввергла меня в панику, т.к. из имевшихся в моем запасе часа двадцати прошло около 45 минут и опоздать на самолет не входило в мои планы. Сообразив, что паника это то, что от меня ждут, чтобы окончательно замордовать расспросами или не пустить на рейс, я включила функцию «на бетоне» и продолжила, как ни чем ни бывало болтать с окружающими. Через пару минут в коридор из «неопознанной» двери, перед которой мы стояли, вышло 5 человек в штатском, все с бейджами пограничной службы. Эти пять человек рассредоточились вокруг ожидающих и очень твердо попросили прекратить все разговоры. Естественно все повиновались, ибо неизвестно, какие последствия или наказания может повлечь болтливость в подобной ситуации.

Сижу, молчу, вокруг тоже все молчат. Чтобы не нарастало внутреннее напряжение, играю на телефоне. Слышу, меня опять спрашивает работник служды, куда лечу и зачем. Отвечаю куда и зачем. Дальше вопрос про вероисповедание, мое и родителей. Так же отвечаю, как так получилось, что я не имея работы, билеты на самолеты покупаю. Объясняю, что я работаю, но работа и пенсионные отчисления не всегда идут «рука об руку». Дальше было повторение вопросов про штампы в паспорте, поездки и кузину. Ушел. Минут 10 я снова играла.

Вернулся. Опять сто вопросов про работу, билеты и осведомила ли я родственников о своем отбытии с родных берегов. Дальше меня спросили, на сколько я лечу в Иорданию. При этом распечатка моего маршрута полета и паспорт у них был на руках. Я говорю: в Амман на час, ибо «шорт конекшен». Стыкуюсь я там, говорю. Он говорит: «Хорошо». И уходит еще минут на пять.

А вы спокойная, потому что психолог?

Египет

Возвращается. Все окружавшие нас и ожидающие и товарищи с бейджами заинтересованно глядят в нашу сторону. Мне задают вопрос, а не 2006 ли я закончила университет. Я говорю, что информация верна. Через минуту возвращается и спрашивает, а как так получилось, что я одновременно в двух вузах училась. Коротко и последовательно рассказываю ему о таком чудесном явлении, как заочное обучение. В самом деле, ну не могла же я после каждой пары телепортироваться из Москвы в Питер и обратно?

Стоит напротив, смотрит меня. Вспоминаю все чувства и эмоции, которые были переданы зрителям создателями фильма «17 мгновений весны». Смотрим друг на друга секунд сорок. Дальше опять вопрос, куда еду, зачем и почему, а главное, как надолго. Отвечаю. И тут следует вопрос, который пробил на сдавленное хихиканье большинство окружающих: «А вы на вопросы так спокойно отвечаете потому, что вы — психолог, да?— Абзац. Сдержав острое желание дико поржать, отвечаю: «Нет. Это потому, что не вижу повода понервничать».

Как на экзамене, честное слово, мне опять сказали: «Хорошо!» Сказали и ушли. Я осталась. Сижу и думаю, что теперь я понимаю, как в миниатюре мог бы выглядеть «день сурка». Но размышляла я недолго, через минуту из заветной двери мне вынесли и вручили мой паспорт с отметкой о вылете. Я спасибкнула и побежала на посадку.

Успела. Плюхвнувшись в очень удобное кресло в самолете, я поняла, что меня пробивает мелкая дрожь. Но, как оказалось, одна из стюардесс заметила это раньше, чем я и пришла ко мне с водичкой и конфетками. Это к вопросу о сервисе Royal Jordanian, который был просто великолепен. И пилоты тоже умнички. На взлете и посадке не почувствовала ни какого дискомфорта.

Долетела до Египта: Виолетта

Красное море, 2016 год

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: